6

На линии огня

ПРОШЛОЕ ЛЕТО ЗАПОМНИЛОСЬ ЖИТЕЛЯМ ОБЛАСТИ БЕСКОНЕЧНЫМИ ПОЖАРАМИ, СМОГОМ В РЕГИОНАЛЬНОЙ СТОЛИЦЕ, ВВЕДЕНИЕМ ЧРЕЗВЫЧАЙНОЙ СИТУАЦИИ И ОЖИДАНИЕМ СПАСИТЕЛЬНЫХ ЛИВНЕЙ. В ЭТОМ ГОДУ ТОРФЯНИКИ ДЫМИЛИ УЖЕ В МАРТЕ. СТРАШНО ПОДУМАТЬ, ЧТО ЖЕ БУДЕТ ДАЛЬШЕ.

ПРОШЛОЕ ЛЕТО ЗАПОМНИЛОСЬ ЖИТЕЛЯМ ОБЛАСТИ БЕСКОНЕЧНЫМИ ПОЖАРАМИ, СМОГОМ В РЕГИОНАЛЬНОЙ СТОЛИЦЕ, ВВЕДЕНИЕМ ЧРЕЗВЫЧАЙНОЙ СИТУАЦИИ И ОЖИДАНИЕМ СПАСИТЕЛЬНЫХ ЛИВНЕЙ. В ЭТОМ ГОДУ ТОРФЯНИКИ ДЫМИЛИ УЖЕ В МАРТЕ. СТРАШНО ПОДУМАТЬ, ЧТО ЖЕ БУДЕТ ДАЛЬШЕ.

Какие уроки извлечены и над чем ещё нужно работать? Об этом мы спросили Владимира ПАНОВА, заведующего кафедрой геологии и переработки торфа Тверского государственного технического университета.

В ЛЕСНОМ УГАРЕ

-Владимир Владимирович, в предыдущем году новости о тверских пожарах не сходили с федеральных лент. Выводы сделаны?

-Прошлое лето в целом было нежарким, но мы горели. Из-за малоснежной зимы региональный уровень грунтовых вод тог.да снизился на 1,5 метра. В этом году зима вновь была малоснежной, запасы влаги в почве недостаточны, уровень грунтовых вод ниже нормы. Поэтому даже если осадки начнутся, лето будет пожароопасным.

Основная причина - человеческий фактор: от безответственности отдельного гражданина до несогласованности действий органов управления. Доводить ситуацию до чрезвычайной - неправильно: пожары были всегда и будут, но они должны прогнозироваться, предупреждаться. Конечно, опыт прошлых лет учтён. В регионе выделяют деньги на пожарную безопасность, закупают новую технику, ведут мониторинг. Однако траты на тушение пожаров по-прежнему в десятки и даже сотни раз превышают средства на их предупреждение. Верхневолжью нужна система по регулярному выявлению и поэтапному обводнению пожароопасных торфяников. Эта работа инициирована главой региона, но ещё не завершена.

-Меры принимаются регулярно, а результата как будто нет. Что не так в лесном хозяйстве?

-За торфяниками теперь следит лесная служба, а это требует иного опыта работы, нежели просто работа с лесом. Нужно ещё учиться! Но самое страшное: после реформы отрасли произошло сокращение ниж.него звена работников лесной службы - тех, без кого лес не сохранить. Раньше в лесничествах работали по 15 человек, а теперь двое. Расчёт на мобильные группы лесников, которые при необходимости можно перебрасывать в места возможного появления пожаров, не оправдал себя. Что если загорится сразу в десяти местах и более? Не хватает и добровольных дружин, которые могут помочь с патрулированием и тушением небольших очагов.

УТОПИТЬ МИЛЛИОНЫ

-Нужно ли нам обводнять торфяники и что делается в этом направлении?

-После пожаров в Московской области в 2002 году в России поняли, что брошенные торфяники нужно консервировать. Мы, тверские учёные, также поднимали этот вопрос в регионе. Однако потом было не.сколько дождливых летних сезонов, и о борьбе со стихией за.были вплоть до 2010 года. После тысяч гектаров, превратившихся в пепелища, власти наконец решили обводнять торфяники. В нашем регионе лесная служба поручила учёным, в том числе из тверского политеха, определить наиболее пожароопасные болота. Их оказалось 13, в том числе Галицкий Мох, Оршинский Мох, Васильевский Мох и т.д. Они оттого и горят, что наиболее посещаемы, осушены и захламлены.

Считается, что проекты по обводнению торфяников дорогостоящие, но это заблуждение. Да, в Московской области на эти цели потратили 6 млрд руб. Колоссальные средства! Откуда у регионов такие деньги? По нашему опыту и наших коллег из Белоруссии и Евросоюза, стоимость работ по обводнению торфяников можно сделать в разы меньше, чем в Подмосковье. Достаточно сделать перемычки из торфа. Конечно, можно дополнительно проложить электросети, дороги, шлюзы и прочие гидроустановки, как это сделали некоторые регионы. Только это капиталоёмко и уже напоминает "освоение" денег, а не обводнение!

Сегодня в Верхневолжье около 100 тыс. га осушенных болот, треть из них представляют большую опасность. Уже обводнены части Галицкого Мха и Мохового Второго. Этой весной совместно с регионом, частной компанией и международным бюро начинается обводнение части Оршинского Мха и Озерецко-Неплюевского болота. Летом будет сделан участок Васильевского Мха. Почему работа идёт по участкам? Дело в том, что многие земли принадлежат частным собственникам, а не лесной службе. И большинству хозяев они не нужны. Земли брошены, а делать с ними что-либо без разрешения владельца нельзя. Тем не менее рассчитываем, что за пару лет в регионе обводнят около пяти тысяч гектаров.

ДА НУ ЕГО В БОЛОТО!

-Неужели торф больше никогда не сможет приносить прибыль?

-В советские годы Калининская область добывала от 2 до 4 млн тонн торфа в год, а сейчас вся Россия - 1,5 млн тонн. Конечно, потребность в торфе в качестве топлива и удобрений ещё сохраняется, но не в прежних объёмах. Для нужд региона достаточно добывать не более 100 тыс. тонн в год. Остальные площади необходимо обводнять. Иначе они принесут только несчастья.

-Сейчас в разгаре травяной пал. Зачем жечь траву?

-Из года в год МЧС просит жителей этого не делать, но те словно не слышат. Люди перестают считать землю, лес и воду общественным достоянием, а это стимулирует их безответственное поведение. Посмотрите, как себя ведут отдыхающие! Мне не нравится выражение "неосторожное обращение с огнём". Давайте называть вещи своими именами. Это самое настоящее преступление, за которое нужно жёстко наказывать!

Николай БОБОВКИН, заслуженный лесовод России:

- Тверские пожары в последнее время шумят на всю страну. Мы уже не справляемся с ними своими силами. В прошлом году звали подмогу из областей, где горело меньше, - Смоленской, Московской, Рязанской. Всё потому, что не стало лесной охраны. Это федеральная проблема, которую высшие чиновники не торопятся решать.

В старые времена каждый лесничий отвечал за конкретную территорию. Штат был большой, хватало сил и времени всё обойти и оперативно отреагировать. Если случался пожар, мы моментально собирали команду и на него выезжали. Если полыхало серьёзно, привлекали к тушению колхозы. Они помогали техникой. Теперь лесничих сильно сократи.ли, колхозы развалились. Вовремя обнаружить возгорание чаще всего не удаётся. Когда же его увидят, звонок сначала поступает в областное МЧС, те его спускают в районное подразделение, после чего начинается сбор команды. Но огонь не терпит ожидания!

Да, сегодня спасателям выделяют хорошее финансирование, закупают технику и оборудование. Но это всё видимость, если в лесу нет кадров. Нужно возвращать государственную лесную охрану. Сколько лет мы охраняли наши леса, а в XXI веке оказались не нужными. Государство сделало ставку на арендаторов. Но те гребут миллионы, а до природы им дела нет. Лесничий боится что-либо сказать лесной "братве": такие деньжищи на кону крутятся, что человеческая жизнь ничего не стоит. Мне горько, что отрасль, которой я отдал почти полвека, в таком состоянии.

Михаил ДОРОФЕЕВ, глава Стрелихинского сельского поселения Кесовогорского района:

- Виновными в пожарах чаще всего делают глав поселений. В прошлом году меня оштрафовали на 15 тыс. руб. за ненадлежащее содержание пожарных водоёмов. Список претензий к поселениям всегда велик: не вырублены просеки,отсутствуют рынды, которые люди растащили на металлолом, нет пожарной части, не сделаны противопожарные рвы и т.д. Я не снимаю с себя ответственности, но всё это - следствие глубинных процессов, от нас не зависящих. Почему раньше не возникало таких проблем с пожарами? Был порядок в сельском хозяйстве. Колхозы работали, поля колосились, сухостой убирался вовремя. Сегодня же мы видим заброшенные деревни и заросшие пустыри. По бумагам у каждого участка есть собственники, но они давно уехали и не обрабатывают свои земли. Где нам их искать? Получается, что территории по-прежнему большие, а следить за ними некому, да и не на что. Годовой бюджет нашего поселения - 1 млн 800 тыс. рублей. Обустройство только одного пруда обходится в среднем в 100 тыс.рублей. Нужно ещё строить дороги, детские площадки и т.д. Крутимся, как можем: регулярно проводим опашку жилых деревень, принимаем первоочередные меры. На всё большое поселение - у нас добровольная пожарная команда. У многих и этого нет: указы об оптимизации идут сверху. Надо возрождать деревню, возвращать на село людей. То, что зависит от нас, мы делаем в меру сил и финансов.

Денис ГУЦАЛЮК, начальник пресс-службы Главного Управления МЧС по Тверской области:

- Группа по выявлению и ликвидации возгораний в регионе действует с февраля 2015 г. Особое внимание уделяется торфяным разработкам Конаковского и Калининского районов близ населённых пунктов Озерки, Изоплит, Редкино, 2-е Моховое, Новая Орша, Восток и других. Постоянно ведётся наземная и воздушная разведка лесных массивов - как мобильными группами, так и беспилотными летательными аппаратами. В регионе начинается работа по обводнению торфяников в Конаковском и Калининском районах. Кроме того, в области создают минерализованные полосы вокруг населённых пунктов, энергетики расчищают просеки вдоль линий электропередачи, усилена информационная работа с главами поселений и жителями. По вине населения в этом году уже выжжено свыше 800 га зем.ли. Мы просим всех соблюдать требования пожарной безопасности, не бросать окурки, не допускать палов сухой травы.

Смотрите также:

Актуальные вопросы

  1. Когда в Тверскую область прибудут мощи святителя Спиридона Тримифунтского?
  2. Как записать ребёнка на бесплатные занятия в технопарк Кванториум в Твери?
  3. Когда в электричках «Ласточка» появится бесплатный интернет?
  4. Как похудеть без ущерба для здоровья?
  5. «Нашествие-2019». Где купить билеты?
  6. Когда в Твери отключат горячую воду?
  7. Где в Твери работают бесплатные кружки и секции для детей?
Самое интересное в регионах

Как вы относитесь к ограждениям между тротуарами и проезжей частью в Твери?