Екатерина Евсеева 0 376

Усадьба не бизнес. Человек с Рублёвки восстановил поместье князей Куракиных

Старинное поместье Степановское-Волосово он возродил практически из руин. Сегодня оно - гордость Тверской области и единственный пример в регионе, когда дворянское наследие получило вторую жизнь.

Министерство туризма Тверской области / Из личного архива

«Если посчитать, сколько российские бизнесмены вложили в зарубежную недвижимость, мы бы на эту сумму, наверное, пол-России восстановили», - говорит известный финансист и владелец усадьбы князей Куракиных в Зубцовском районе Сергей Васильев.

Старинное поместье Степановское-Волосово он возродил практически из руин. Сегодня оно - гордость Тверской области и единственный пример в регионе, когда дворянское наследие получило вторую жизнь. Зачем человек с Рублёвки вложился в разруху и спасут ли инвесторы памятники архитектуры? 

Чем привлекли руины? 

Екатерина Евсеева, «АиФ в Твери»: Сергей Анатольевич, многие богатые люди не берутся за возрождение усадеб, предпочитая виллы за границей. Зачем вам понадобились развалины вдали от Москвы? 

Владелец усадьбы князей Куракиных в Зубцовском районе Сергей Васильев.
Владелец усадьбы князей Куракиных в Зубцовском районе Сергей Васильев. Фото: Из личного архива/ Сергей Васильев

Сергей Васильев: Всё вышло случайно и начиналось как увлечение. Около десяти лет назад Андрей Епишин, тогда председатель областного парламента, устроил для нас, друзей, экскурсию по разрушенным тверским усадьбам. Хотел их показать и, возможно, заинтересовать кого-то из нас. Тогда я впервые увидел Степановское-Волосово - усадьбу князей Куракиных. Была поздняя осень, слякоть. Дом стоял полуразрушенный, покинутый людьми, в зарослях кустов и деревьев… Здание, успевшее побывать в советское время пионерским лагерем, совхозом и даже психбольницей, пережило в 90-х разруху и пожар. Сложно было представить, что можно восстановить его былое величие. Сначала я не был уверен, ввяжусь ли в большую стройку. Однако мы договорились с областной властью, что я арендую руины на пять лет, подготовлю проект по восстановлению и сделаю противоаварийные работы. Но так получилось, что я с головой погрузился в этот усадебный проект, в историю рода князей Куракиных. И постепенно увлечение стало смыслом жизни. Пусть кому-то эти слова покажутся высокопарными, но по-другому относиться к восстановлению русской усадьбы невозможно. Ты влюбляешься в неё, погружаешься сам и увлекаешь семью, друзей. 

- Говорят, на реконструкцию вы тратили практически все доходы семьи на протяжении пяти лет. Чего стоило возродить усадьбу? 

- Это, конечно, преувеличение, что я тратил все доходы, но издержки и правда были немалые: счёт шёл на миллионы. Впрочем, любая стройка - это большие расходы. Всякий, кто хочет ввязаться в подобное дело, должен быть к ним готов. Основной этап восстановления, от проектирования до внутренней отделки и устройства английского парка, занял около восьми лет. Реконструкция принесла много интересных и запоминающихся сюрпризов. Разбирая в вестибюле главного дома печь советской постройки, мы обнаружили кусок старой фрески. Найденный фрагмент оказался единственным сохранившимся с царской эпохи. В советские годы стены постоянно перекрашивали, а по этому кусочку удалось понять общую идею росписи вестибюля. Удивительным образом удалось разыскать в другом регионе пропавшие скульптуры львов, которые некогда располагались у парадных обелисков на въезде. Работы в усадьбе ещё не закончились. Растёт художественная коллекция, преображаются парк и пруд. У нас появились конюшня, ферма и многое другое. Это проект длиною в жизнь. 

Какие нужны условия? 

- Реально ли восстановить архитектурное наследие, и кто должен этим заниматься: власти, инвесторы? 

Досье
Сергей Васильев родился в 1965 г. в Ленинграде. Окончил Московский физико-технический институт (однокурсник сенатора от Тверской области Андрея Епишина и экс-губернатора Тверской области Дмитрия Зеленина). Председатель совета директоров инвестгруппы «Русские фонды». Женат, четверо детей.
- Эту задачу нужно решать всем миром. Последние двадцать лет государство пытается всё переложить на плечи гипотетических «инвесторов». Придумывают разные программы: «рубль за метр», «зелёный коридор», но результат почти нулевой. Единичные случаи, когда исторические развалины находят новых хозяев, - скорее исключение, а не тенденция. Скорость разрушения старых усадеб превышает скорость нахождения для них новых хозяев. И потому государство должно взять на себя ответственность. В конце концов, именно оно сто лет назад забрало эти строения у частных собственников, в результате чего всё превратилось в руины. Безусловно, частный хозяин лучше. Но, если соискатели быстро не находятся, власти должны создать для них условия: составить список приоритетных объектов, провести противоаварийные работы, подготовить проекты, утвердить сметы. Когда для решения любого вопроса нужно продираться сквозь миллион согласований и споров, инвестор на это не пойдёт. Задача чиновников, в том числе в Тверской области, подготовить «усадебные проекты» в удобной форме. Строение и земля вокруг должны быть выделены и юридически оформлены. Желательно, чтобы были дорога, газ, электричество. Готовый профессиональный проект реконструкции позволит инвестору сразу понять, какие требования предъявляются к объекту. С этим набором уже легче найти реального собственника. 

- Сколько лет окупается реконструкция усадьбы? 

- А сколько окупается дом, который вы решили построить для себя? Это странный вопрос. Усадьба не должна «окупаться». Она должна приносить удовольствие владельцу и тем, кто её посещает. Если и нужно говорить об «окупаемости», то, скорее, в терминах формирования рынка «исторической недвижимости» в стране. Когда постепенно в России в частных руках появятся сотни объектов «исторической недвижимости», на это возникнет определённый спрос. Но пока такой рынок в стране ещё не сформировался. Сейчас усадьба как объект недвижимости, с финансовой точки зрения, скорее, обуза. Но приятная обуза. Как я уже говорил, её нужно полюбить. Если ты относишься к усадьбе как к бизнесу, ничего не получится - прогоришь. 

Фото: Законодательное собрание Тверской области

Аренда не выход

- Когда вы покупали усадьбу, вам выставили счёт в два раза больше, чем изначально её оценили. Не обидно? 

- Это было, конечно, несправедливо. Когда я только арендовал усадьбу, областной комитет по имуществу оценил её в 15-16 млн рублей. За несколько лет я вложил значительные средства в проект, противоаварийные работы, укрепил фундамент. В итоге перед покупкой мне выставили цену уже в 32 млн рублей. Но в тот момент я решил, что мне легче на это согласиться и двигаться дальше, чем пытаться поменять правила оценки и прочие процедуры, принятые при приватизации объектов. В конце концов, я затеял этот проект ради восстановления усадьбы, а не ради борьбы с устаревшими правилами. Был ещё один казус во время тендера. Тогда возник подставной покупатель, который пытался перекупить здание. Он делал это, чтобы просить у меня отступные. Типичное для нашей страны рейдерство, но удалось всё решить. В остальном процедуры прошли гладко. Областное правительство чётко оформило земельные документы, региональные депутаты, подискутировав, проголосовали за приватизацию. Мне повезло: я имел дело с усадьбой, которая находилась в областной собственности. А вот при продаже объектов из федеральной собственности до сих пор масса проблем и нюансов. 

- Почему нет эффекта от закона, по которому памятники архитектуры можно арендовать по рублю за квадратный метр? 

- Аренда - это не модель владения исторической недвижимостью. Наиболее удачные примеры восстановления в России получаются только тогда, когда у усадьбы появляется настоящий хозяин, без всяких аренд, даже на 49 лет. Если человек восстанавливает здание, тратит на это деньги и время, он хочет передать его детям, потом внукам. Только реальный хозяин сможет вдохнуть в усадьбу новую жизнь. 

Горец в кадре 

- Вы не закрыли усадьбу от посторонних глаз? 

- У каждой усадьбы, как и у любого дома, своя судьба. Я совместил личный дом и публичное пространство. Мы с семьёй живём в боковых флигелях. Здесь у нас спальные комнаты, как и было у последних хозяев до революции. Главный дом и проходные галереи открыли для всех желающих. Постепенно формируем музей и коллекцию картин, связанную с историей места и живших здесь людей. К нам приезжают туристы из разных городов - посмотреть дом, погулять по парку. 

Факт
По легенде, в романе «Война и мир» Лев Толстой поменял по одной букве в известных дворянских фамилиях для своих персонажей: КураКиных на КураГиных, Волконских на Болконских.
- Несколько месяцев назад Степановское-Волосово посетил актёр Кристофер Ламберт, тот самый горец из знаменитого одноимённого фильма. Голливудская звезда - и в тверской глубинке?! 

- В усадьбе проходили съёмки короткометражного фильма по рассказу Чехова «На чужбине». Молодой режиссёр, который взялся за этот проект, - друг нашей семьи. Он учился с моим старшим сыном в Щукинском театральном училище. Когда режиссёр предложил снять основную сцену фильма у нас, мы с удовольствием согласились. Он пригласил хороших актёров, в главных ролях - Дмитрий Назаров и Кристофер Ламберт. На неделю дом погрузился в реальный съёмочный процесс. Было очень интересно.

- Есть ли у Тверской области перспективы по развитию туризма? 

- Жемчужины Тверской области - малые города. Если привести их в порядок, восстановить исторические здания и соединить хорошими дорогами, уверен: перед регионом откроются огромные перспективы. 

Фото: Из личного архива/ Министерство туризма Тверской области
Загрузка...
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Как не набрать лишний вес?
  2. «Нашествие-2019». Где купить билеты?
  3. Как бесплатно провести эндопротезирование тазобедренного сустава в Твери?
  4. Сколько стоит сделать загранпаспорт?
  5. При каком долге не выпустят за границу?
  6. Когда в Твери отключат горячую воду?
  7. Где в Твери работают бесплатные кружки и секции для детей?
Самое интересное в регионах

Как вы относитесь к ограждениям между тротуарами и проезжей частью в Твери?