Екатерина Евсеева 0 35

«Победа!». Медсестра из Твери - свидетель подписания Акта о капитуляции

Военная медсестра поделилась с «АиФ в Твери» о том, какие ужасы ей пришлось пережить во время Великой Отечественной войны, а также рассказала, как она стала свидетелем подписания Акта о капитуляции Германии.

Дарья Семёнова / Из личного архива

«Сестричка, помоги», - сколько раз слышала эту фразу Дарья Семёнова! Всю Великую Отечественную войну она прошла медсестрой. Дошла до Берлина и даже была официанткой на историческом банкете в честь подписания Акта о безоговорочной капитуляции Германии.

Сейчас Дарье Григорьевне 94 года. Она живёт в Твери и помнит всё так, будто война была вчера.

Последняя надежда

Екатерина Евсеева, «АиФ в Твери»: Дарья Григорьевна, каким перед вами предстал 1941 год?

Дарья Семенова.
Дарья Семенова. Фото: АиФ/ Екатерина Евсеева

Дарья Семёнова: Мне было 17 лет. Родителей к тому времени уже не стало: они умерли от туберкулёза. Тётя не могла прокормить нас с сестрой и отправила в детдом. Когда началась война, я училась на фельдшера в Саратове. Там создали эвакогоспиталь, студенты помогали врачам. Днём учились, по ночам ухаживали за больными. После окончания фельдшерской школы я попала в самое пекло - на Курскую дугу. Какие шли ожесточённые бои, страшно вспоминать! Думала, останусь там навсегда.

В наш госпиталь привозили самых тяжёлых больных - с ранениями головы, переломами бёдер и позвоночника. Мы для них были последней надеждой. Днём и ночью бинтовали, очищали раны от гноя, поили и кормили солдатиков с ложки. Успеешь вздремнуть между перевязками - хорошо; нет - даже и не думаешь о сне. Госпиталь был рассчитан на 120-150 коек, но раненых бойцов было больше. Сколько поступало - столько и брали. Солдаты становились родными, мы утешали каждого. Под диктовку писали письма их матерям и жёнам. Бойцы храбрились, просили сообщить близким, что всё хорошо. В эти моменты по их щекам стекали крупные слёзы. Мужчины плакали безмолвно, от боли и пережитого.

После Курска нас перебросили на Украину. Дальше были Брест, Польша, Германия. Ох, сколько их - израненных и изувеченных судеб - прошло через наш госпиталь!

- Советская медицина оказалась готовой к суровым испытаниям?

- Мы работали в тяжелейших условиях, но выбора не было. Операционные устраивали чуть ли не в поле. Под Курском обмазали стены сарая глиной, под потолком натянули простыни, чтобы с крыши ничего не упало. Так и оперировали. Койки для раненых разместили в коровниках, аптеку - в стареньком доме. Сами дезинфицировали инструменты, готовили растворы. Иглы для шприцов были такие плохие, что постоянно ломались. Бинты использовали по несколько раз. Выбрасывали только совсем плохие. А те, что не сильно испачканы кровью или гноем, отстирывали, гладили и снова пускали в дело.

Досье
Дарья Семенова родилась в 1924 г. на Украине. Окончила Саратовскую фельдшерско-акушерскую школу. Ветеран войны и труда, почётный работник Тверского медицинского университета. Награждена орденом Отечественной Войны II степени, медалями Жукова и «За победу над Германией», знаком «Фронтовик». Вдова. Есть дочь и внучка.

Смерть ходила рядом

- Что было самым страшным?

- Смерть постоянно ходила рядом. Когда госпиталь стоял в Западной Украине, бомбёжки мучили каждый день. Да и предателей хватало: они доносили немцам информацию о прибывающих поездах. Только прибыл эшелон с нашим госпиталем, как враг уже раскидал листовки с текстом: «Мы вам на Пасху принесём яички на крылечко». И ведь принесли. Только яичками оказались бомбы. Едва успели спустить больных в подвал и спрятаться в землянке, как рядом разорвался снаряд. В госпитале вышибло окна, нас накрыло землёй и осколками. Санитарочка всё шептала: «Господи, спаси!»

Видимо, у меня оказался сильный ангел-хранитель, раз прожила такую долгую жизнь. Увы, многие мои коллеги не выжили. Так, в Бобруйске к нам прислали двух супругов-врачей и поселили их в отдельный маленький домик. Жена спала у окна и попросила мужа с ней лечь. В ночную бомбёжку мужчину ранило осколком в живот, до последнего он ещё пытался закрывать её собой.

- Современному человеку невозможно даже представить все ужасы войны. Что придавало людям сил?

- Нам некогда было о чём-либо думать. Работали сутки напролёт. Поддерживали друг друга, дружили. Чего только не было! Помню, под Минском увидела маршала Рокоссовского. Понесла в штаб документы, но пошла не по основной дороге, а в обход. Вдруг солдаты резко преградили путь и не разрешили идти дальше. Смотрю, а в этот момент из машины выходит Рокоссовский - высокий, стройный, красивый. Он заметил, что рабочие опустили какой-то важный груз прямо в лужу, и сильно их обматерил. Я быстро побежала назад, чтобы рассказать девчонкам о встрече с маршалом. И что вы думаете? Мы ходили кругами вокруг штаба, чтобы узнать, где остановился Константин Константинович. Молодые были, сплетницы!

Но однажды за свой язык я чуть не поплатилась. Это было в Польше. По соседству с нами располагался ещё один госпиталь. Там иногда устраивали кинопоказы. Мы с подружками туда бегали. Главное было - вовремя вернуться, а то постовой не пустит, ещё и наряд дадут. Как-то раз моя подружка припозднилась. Что тут началось! Мне так обидно стало. У некоторых начальников были временные «полевые» жёны, а нам ничего не разрешалось. Ну, я и выпалила, что об этом думала. Так начальник приказал меня отправить на передовую - в самое пекло! Чудом потом переменили решение.

Семейная реликвия

- Как вы оказались на банкете в честь подписания Акта о капитуляции Германии?

Фото: Из личного архива/ Дарья Семёнова

- К концу апреля наш госпиталь был уже под Берлином. Седьмого мая начальник управления госпиталей генерал Ибрагимов приказал всем девушкам к утру приготовиться к важному событию. Какому именно, мы не знали. Всю ночь стирали и гладили одежду, а в шесть утра нас отвезли в Карлсхорст: район Берлина. Оказалось, что сегодня подписывается Акт капитуляции Германии, а мы должны подготовить банкет по этому случаю. Гости непростые - фельдмаршал де Голль от Франции, дипломат Эйзенхауэр от Америки. От Советского Союза - Георгий Жуков и Андрей Вышинский. Заседали они целый день, мы им только успевали бутерброды подносить к кабинету. Внутрь нас не пускали, но мы в щёлочку подсматривали. Видели даже, как начальник Верховного командования вермахта Вильгельм Кейтель сдавал оружие.

Банкет начался в ночь с 8 на 9 мая. Иностранцы нахваливали русскую водку, ещё и с собой забирали по шкалику в качестве сувенира. К утру высокие гости разошлись. Помню, что сразу побежала в зал перекусить. Мы же, считай, двое суток работали без сна и еды. Какое там! Ничего уже не осталось, всё смели оставшиеся в зале корреспонденты. Нашла лишь немного сметаны. Вылила её в какой-то графин со стола и побрела спать. К тому времени на улицах уже раздавались крики «Победа!», было всеобщее ликование. Позже на стене Рейхстага я написала: «От Саратова до Берлина». Тот графин с банкета до сих пор у меня хранится, каждый праздник его достаю. Это самая ценная реликвия нашей семьи.

Лучшая профессия

- После войны вы больше 30 лет работали в стоматологической поликлинике. Как оцениваете отечественное здравоохранение?

- Конечно, нынешним врачам работать легче. Столько всего появилось! Но государству пора уходить от импорта и вкладываться в свои технологии. Проблем в здравоохранении много: очереди, необходимость ремонтировать здания, низкие зарплаты, хромающая врачебная этика. Я сама, заслуженный медработник, несколько лет назад устроилась лечиться в больницу только по знакомству. Однако надеюсь, что все проблемы временные. Для меня доктор - лучшая профессия. Всем, кто планирует связать жизнь с медициной, советую идти в отрасль только по призванию. Настоящий врач должен быть самоотверженным человеком. Людям иного характера в нашей профессии делать нечего.

- В чём сегодня больше всего нуждаются ветераны?

Факт
С будущим супругом медсестра познакомилась в Германии. Они расписались в Берлине в советском консульстве, позже переехали в Калинин в дом мужа.
- В теплоте и внимании. У нас хорошие пенсии, нам компенсируют расходы на лекарства, к праздникам присылают открытки. Всё это очень приятно, но порой не хватает доброго человеческого отношения. Несколько лет назад мне нужно было заменить газовый котёл и водонагреватель. От государства компенсировали часть потраченных средств. Но так получилось, что примерно в то же время мне отключили счётчик в котельной из-за того, что якобы нарушаю технику безопасности. Когда я позвонила в одну ветеранскую организацию и попросила помочь решить вопрос, мне ответили: «Разве у ветеранов денег нет?» Такие слова слышать больно. А они порой проскакивают у самых разных людей. Милые, вы бы знали, какой ценой достались нам эти пенсии и почести! Не дай Бог никому пережить такое! Глядя на нынешние конфликты в Сирии и Украине, становится не по себе. Брат идёт на брата. Как быстро люди забыли кошмар войны! А ведь важнее мира нет ничего на свете.

Загрузка...
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Как не набрать лишний вес?
  2. «Нашествие-2019». Где купить билеты?
  3. Как бесплатно провести эндопротезирование тазобедренного сустава в Твери?
  4. Сколько стоит сделать загранпаспорт?
  5. При каком долге не выпустят за границу?
  6. Когда в Твери отключат горячую воду?
  7. Где в Твери работают бесплатные кружки и секции для детей?
Самое интересное в регионах

Вы кидаете мусор на природе?